Чтение

Чтение

вторник, 9 февраля 2016 г.

Про побег из моего ада... или Во имя будущего наших детей! (теперь и в России!)




  Господа и дамы! Прежде, чем вы это прочтете, я хочу сказать несколько слов. То, что вы сейчас узнаете, НЕ является присущим для всех Свидетелей Иеговы. Отвечаю вам, как человек, который знал многих родителей-СИ. НО... Теперь я понимаю, что я видел и оправдывал, будучи под этой религиозно-культистской идеологией многое другое. Да, надо сказать, что излишняя строгость и даже насилие над детьми, причем часто не оправданное, были известны иногда и мне. Более того, я хочу сказать, что во многих случаях Общество Сторожевой Башни, в литературе, поддерживало физические наказания детей "ради истины" и "правильного" воспитания. Это однозначно видно из англоязычных старых публикаций СИ, возможно, и в наше время на русском не сложно будет отыскать цитаты, правда часто завуалированные библейскими стихами, типа Притчи 23:13,14, который в Синодальном переводе звучит: "13 Не оставляй юноши без наказания: если накажешь его розгою, он не умрет; 14 ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней".

  Зато в Переводе Нового Мира [прим. - искаженный перевод Свидетелей Иеговы] эти стихи переведены так:

13 Не воздерживайся от того, чтобы наставлять мальчика. Если ударишь его РОЗГОЙ, он не умрет.

14 ТЕБЕ НУЖНО наказывать его РОЗГОЙ, ЧТОБЫ СПАСТИ ЕГО душу [жизнь в понимании СИ] от ШЕОЛА [ада, смерти в понимании СИ].


   То есть, можно говорить однозначно, что некоторые СИ-родители, особенно после "промывки мозгов" в своей, так называемой, "христианской" религии, рьяно берутся воспитывать своих чад "в истине", в том числе и силовыми методами, граничащими с насилием над детьми в буквальном смысле.

  Чтобы вы поняли, что это - не исключение из правила, а тенденция, я приведу пример темы, которая обсуждалась на форуме экс-СИ еще в конце 2008 года. К сожалению, ссылка на источник уже не работает, если у кого-то есть ссылка на данную книгу (можно на английском, на русском, скорее всего нет) - киньте в коммент, или дайте ссылку на скачивание файла. А как говорится в библии (СИ эти древнееврейские законы очень любят)

Второзаконие 19:15 (Синодальный перевод)

  15 Не достаточно одного свидетеля против кого-либо в какой-нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, которым он согрешит: при словах двух свидетелей или при словах трех свидетелей состоится всякое дело.

  В переводе СИ (т.е. ПНМ) говорится (в этом же стихе):

  15 Одного свидетеля недостаточно, чтобы обвинить человека в преступлении или грехе, какой бы грех он не совершил [прим. - пользуясь этим стихом руководители СИ скрывали преступления СОТЕН и ТЫСЯЧ педофилов, затыкая рты жертвам, даже не доводя до расследования властями там, где были ПРИЗНАНИЯ ПРЕСТУПНИКОВ. Просто так было нужно ради ИМИДЖА и денег]. Дело ДОЛЖНО рассматриваться, если есть показания ДВУХ или ТРЕХ свидетелей [прим. - в случае с педофилами, ПРИЗНАНИЕ, они за "уста" или "показания", не считают вообще, хотя пыток не применяется. Все ОК].

Вот скрин со ссылкой из ПНМ (Перевод Нового Мира Свидетелей Иеговы)



 Ну а теперь, читайте.

  Сначала топик 2008 года с форума (кстати, другие топики на эту тему я не искал, но статей достаточно в сети, в том числе на сайте "Некуда идти" - в переводе), не говоря уже об англонете или на других языках, которые я физически все не могу исследовать.


Сначала скрин (кликабелен).



 Текст топика:
_______________________

Оригинал см. по ссылке.

Бывший Свидетель Иеговы написал книгу под названием «Комната наказаний: детский взгляд на Свидетелей Иеговы».

  Когда Биллу Коберну было 4 года, его мать вступила в организацию Общества Сторожевой Башни. Он вспоминает присутствие на встрече, на которой обсуждались планы по строительству нового Зала Царства. «Старейшина тогда объявил, что нельзя не отметить тот факт, что комната для наказаний встроена рядом с женской уборной, – отметил он. – Это было сделано для того, чтобы решить проблему с женщинами, ждущими очереди в уборную с кричащими детьми – чтобы тех можно было выпороть во время встречи».

   Коберна спросили, почему он сказал «выпороть» вместо «наказать». «Я хотел бы описать это как порку, потому что смысл был такой, чтобы нанести ребенку больше боли», - добавил он.

   Он заметил, что детей могли бить за самые незначительные нарушения. «Не только беготня по залу или шум во время встречи, но и невнимательность, и то, что они не следили за выступающим и не старались слушать каждое его слово непрерывно в течение двух часов – все это могло стать причиной для того, чтобы ребенка вывели и подвергли наказанию», - добавил он.

  Коберн покинул Свидетелей Иеговы в 17 лет и обратился в христианство. Он заявил о своем намерении написать книгу, чтобы помочь другим, выросшим в подобной атмосфере Залов Царства.


_____________________

А теперь рассказ (да-да-да) с "Пикабу"... Я лишь кое-что подправил при компоновке и редактировал для удобочитаемости. Вотссылка на оригинал и комменты там же. Содержание полностью сохранено. Изменения - минимальны. Автору сейчас 22 года. Делайте выводы, дорогие СИ.

  В квадратных скобках примечания - мои. Я знаю, что родители (независимо, были ли они СИ, часто с годами "раскаиваются", что били своих детей по примеру своих родителей), но при этом СИ поддерживают физические наказания "ради истины" однозначно. Читаем "воспоминания" бывшего ребенка в семье Свидетелей Иеговы.

_______________________________________


  «Есть у меня мнение, что у каждого человека было в жизни что-то самое страшное для него самого, образно называю это «личным адом». Вот про него и расскажу и, быть может, найду похожих людей, которые справились с тем, что тревожит сейчас меня. Могу сбиваться в хронологии, не судите строго.

   Я залётный ребенок и, честно не знаю, влияет ли сей факт на любовь родителей к своим детям, но точно знаю, что сообщать его 3-х летнему человеку не стоит. Конечно же воспринять фразу мамы «Знаешь, мы тебя не хотели» можно по-разному, но я была ребенком и поняла как получилось «Меня не хотели – значит, я – ошибка, значит, меня не любят». И в голове что-то подвинулось. Делиться чувствами с мамой больше не хотелось, а её советы и комментарии к тому, что делала я, воспринимались как резкая критика, с обидой.

  Вместе с этим она и папа периодически били меня и моего братика за разные проступки. Притом у проступков была «степень тяжести»: за просыпанную крупу - можно было отхватить пощёчину, за разбитый горшок с цветком - ремень, выше по уровню наказания значилась туристическая веревка связанная в кольцо (удары без узла - проступок «дешевле», с узлом – «дороже»), ну и самая страшная гроза воспитательного процесса - провод (он тонкий и потому больнее всего бьет).

   Тогда, будучи ребенком, я воспринимала все вокруг как норму жизни, потому не бралась судить о том, правильно ли со мной поступают люди, но, наблюдая за мамой, я выработала чувство полнейшей несправедливости. У нее была привычка в любых спорах между мной и каким-то чужим ребенком, не разбираясь, признавать меня виновной, заставлять извиняться, а потом отводить в сторону со словами «будь умнее». И я извинялась и отходила. Папа просто не вникал в наши детские проблемы. Это все сначала превратило меня и брата в кружок стукачей, где друг на друга пытаются свалить любую вину, лишь бы не наказывали, но потом мы объединились в хитрости и стали покрывать друг друга и помогать уничтожать «следы преступления». Не знаю правда замечали ли родители наши косяки, но количество люлей сократилось, а мы утвердились в пользе хитрости. Мы научились общаться с детьми на площадке так, чтобы конфликты происходили без наших кулачков, но в наших интересах, научились с честными глазками, якобы, сочувствовать товарищу во дворе, при этом науськавая его на кого нужно, научились шантажировать других детей что-то вроде «расскажу твоей маме как ты...». Словом стали мелкими чертятами с ангельскими лицами и толпой «друзей», которые вроде как и правда к нам хорошо относились.

  Но в пять лет со мной случилось «чудо». К маме в гости пришли какие-то тёти, они были вежливые, улыбались, о чём-то говорили с мамой на кухне, пока я была отправлена в комнату. Потом они пригласили меня и предложили прочитать вместе историю. Вместе почитать! Конечно! конечно! Это же столько внимания и все мне! (брата дома не было, не помню почему). Дальше тёти прочли со мной интересную сказку и спросили: «Что ты думаешь об этой истории?». У меня аж все внутри перевернулось, потому как у нас в семье было не принято спрашивать у детей мнения. Я затараторила все что думаю, потом побежала в комнату и выбрала лучшие свои рисунки в подарок тётям. Слово «влюбилась», как мне кажется, подойдет для описания моих тогдашних чувств к ним. Они стали приходить к нам каждую неделю, всегда сначала сидели с мамой, а потом читали мне очередную историю. Потом они принесли маме книги, в том числе и для меня «Библейские рассказы» [прим. – «Моя книга библейских рассказов», издана Обществом Сторожевой Башни, насколько я помню, её также включили в список экстремистских материалов в недавнем прошлом, но в те времена вся литература была разрешена многие годы]. Это были свидетели Иеговы и моя мама попалась.

  Через некоторое время мама вместе со мной стала ходить на собрания. Где мне было безумно скучно, потому что вместо сказок там читали какие-то журналы и толстенную скучную библию, которую мне мама стала читать перед сном. При этом все сидели в кружочке и подчеркивали в журналах правильные ответы на вопросы в конце статьи. Стоит ли говорить, что ответы были все как под копирку и, по факту, в статье даже не подразумевались иные варианты? В 5,6,7 лет это было конечно скучно, но я, а затем мы вместе с братом, устраивали себе соревнования «кто первый подчеркнет эту очевидную фигню в тексте» или «кто первый найдет библейский стих», но потом и это надоело.

   Классе во втором я стала ныть, что хочу остаться дома, а не топать на собрание, но мама доставала ремень и вопрос решался. Потом она стала водить нас на сборы по воскресениям (к десяти утра, Карл! А ты школьник... это же твой любимый день - единственный выходной!), там было еще скучнее, поскольку там нужно было сидеть 3 часа с небольшим перерывом [прим. – cобрания обычно уклыдывались в 2 часа, плюс полчаса до и после], а еще эти свидетели пели по книжкам, а меня, вот не задача, как раз в первом классе отправили в хоровую студию... мои уши страдали, как и вся остальная я.

   Где-то в это время мой брат тоже начал ныть, что не хочет ходить на собрания. Теперь мы огребали оба. Потом как-то в школе (внезапно!) мне рассказали о теории эволюции. Возможно вы уже догадались, что со мной сделала мама за распространение подобных «экстремистских» материалов брату? Этот грех можно было отмыть только проводом!

   Брат - хитрый малый осмеял меня при маме и был прощён, но после мы с ним, не сговариваясь, приняли решение - изображать верующих. Мы, как истинные котики молились перед едой и сном в слух, чтобы мама слышала, читали библию наперегонки (опять таки спортивный интерес спасал от общей заунывности процесса), мы поднимали ручки на собраниях со своими ответами. Словом - выживали, ибо провод - не шутка.

   Мой отец не примкнул к этой организации, однако и маму не стал отговаривать, и нас не запретил туда водить. Тревогу била бабушка (по маминой линии), но лучше идей, чем наорать на папу, что он «тряпка» или пожаловаться на ситуацию второй бабушке у нее не было. В итоге папа закрылся и не разговаривал почти со всеми, а бабушки изнуряли нас с братом допросами «что там такого в этой секте?» и «зачем вы туда ходите?», от чего мне лично становилось только хуже, т.к. теперь и с бабушками ни о чем кроме бога не поговоришь.


 Так продолжалось несколько лет и, стоит упомянуть, что всё это время мне не покупали брюки, кроме физкультурных, потому как девочка должны быть благочестивой и жопу прятать под длинной тряпочкой ниже колен. Нам не праздновали Дни Рождения, потому как прославлять можно только Господа, а ни как не вас - мелких грешников. Новый Год тоже был не для нас. Помимо всего этого свидетели Иеговы в своих общинах вроде «друзьяшки» и обмениваются детскими вещами/учебниками/прочей нужной ерундой, потому одевать нас мама стала в то, что отдала какая-нибудь сестра-name.

   И вот я плавно стала подбираться к возрасту бунтарств и ошибок, и навалилось какое-то смутное беспокойство, что богоугодные поношенные вещи, отсутствие праздников и свободных вечеров, а так же осточертевшие мне журнальчики с ответами, которые даже пересказом в своих формулировках не спасали от всепоглощающей тоски - не то, как мне нравится жить. Было это лет в 12 и я начала судорожно думать как же мне быть.

   Тогда же мама начала разворачивать акцию по воспитанию из меня благочестивой девицы. Она купила [прим. «купила» условно, за «пожертвования»] у СИ книжку об актуальных проблемах молодежи и начала читать её со мной. Сейчас мне очень потешно вспоминать тот день и мамино лицо, но опишу лучше с точки зрения тогдашней себя. Мама зачитывает мне список вопросов, которые мы будем разбирать, сейчас примерно помню только пару эпичных: «Стоит ли общаться с теми, кто не познал Иегову?», «Является ли мастурбация грехом?», «Почему нельзя вступать в интимные отношения до брака?», «Почему аборт - это грех?».

   Собственно эпичность ситуации была в том, что я правда не знала слов «мастурбация» и «аборт», и вполне закономерно спросила у мамы что это такое. Дальше книга была закрыта со словами «потом прочитаем». А я, с присущей ребенку любознательностью, докопалась до школьных приятельниц... Оооо! Это был самый большой мамин пролёт. Мне рассказали еще многое помимо запрашиваемого! Сколько терминов! И глаза у них горели дьявольским огоньком...

   Т.е. с канала про животных я знала откуда берутся дети и даже знала от пацанов в школе, что у людей это зовется сексом, но вот то, что от этого люди получают удовольствие - было новостью. Ну и еще мне в довесок показали журнал Космополитен с советами как это делают. Дальше начался вполне обычный подростковый интерес. А мама, как раз, уверовала в мою благочестивость. Была у меня подружка, для истории пусть будет Лена. У Лены родители по весне часто укатывали на дачу без нее, а мы с еще одной подругой, Катей, шли к ней с ночевкой, читали запретные журналы и глазели запретный ночной ТВ-3.

  Так, летом, со всеми этими, сакральными в 13 лет, знаниями я отправилась в детский лагерь на море. Где я пол-смены читала книжки и думала о том, как было бы круто поцеловаться с мальчиком. Но конечно же я была уверена, что я самая некрасивая девочка в этом секторе Вселенной, и всё еще любые комментарии и советы в свой адрес воспринимала как попытку меня обидеть. Меня и еще 3-их девочек из отряда поселили в комнату с 3-мя девочками младше нас на 2 года. Я мирно жила с соседками, мы болтали и вроде все было хорошо, пока две из соседок постарше (пусть будут Настя и Вика) не нашли себе мальчиков, которых приводили в комнату, чтобы целоваться на кровати и разговаривать. Через пару дней нас (меня и 3-х старших) вызвали к себе сопровождающие из родного города воспитатели и стали отчитывать за то, что мы ущемляем маленьких, что мы не пускаем их в комнату, что им приходится переодеваться в туалете и т.д. Что было не совсем правдой, т.е. младшие и правда вечерами где-то ходили и, как позже выяснилось, переодевались в туалете, но не потому, что мы их прессовали, а потому что боялись сказать нам выгнать пацанов. Ситуация складывалась несправедливо и у меня бомбануло, поскольку и мальчиков-то приводили только 2 из нас, и мелких никто не обижал, но нам сказали, что все сообщать родителям! Я прикинула, что за новость «ваша дочь таскала к себе в комнату мальчика» мне присудят высшую проводную меру... Испугалась, расплакалась и стала кричать на воспитателя, что нельзя всех наказывать из-за такой глупости и недопонимания и что я вообще книжку читала в эти вечера. Нас отпустили, пообещав, что до родителей не дойдет, если мы прекратим угнетать мелких.

   Мы пошли в комнату и по дороге Настя сказала мне, что зря я, конечно, приняла позицию «я тут не при чем», что надо было молчать. И тут я взорволась с криком «Мне надоело молчать и оставаться во всем виноватой!» и ощутила какое-то облегчение, а Настя сказала «Ты не будешь всю жизнь читать книжку, вот найдем тебе кого-нибудь и ты все поймешь». Я до сих пор благодарна ей за этот диалог. После мы поговорили с младшими, они пообещали говорить, когда им что-то не по нраву, но на следующий день опять нажаловались и их отселили.

   А Настя таки познакомила меня с мальчиком Димой 15-ти (обожемой!) лет, который пригласил меня на дискотеку, танцевал со мной и даже поцеловал! Восторгу не было предела. Мы гуляли за ручку по територии лагеря, он покупал мне шоколадки, а по дороге на пляж, заметив, как я загляделась на заколку в ларьке с сувенирами, купил её и вечером преподнес на дискотеке. Я была счастлива и уже думала как же мы будем встречаться, если он из Волгограда, но тут какой-то его умный приятель сказал, что я с Димой «ради (даже смешно вспоминать) денег». Сериалы нервно курят в сторонке, маленькая девочка развела парня на заколку и шоколадки! И Дима поверил и все это мне высказал. Я расплакалась, ушла и опять подавилась несправедливостью, но не смогла ничего сказать, потому как привыкла, что виновата всегда я (вот оно воспитание).

   После этой поездки мне в голову въелась мысль, что подарки принимать нИльзя, что это обозначает «использовать человека». По приезду домой я обнаружила, что многие Гермионы из класса сильно изменились за лето и наш подростковый эротизм завитал по кабинетам школы. Многие девочки начали рассказывать о том, что они влюблены в кого-нибудь (как правило из 11-ого класса, конечно). И мои подруги Лена и Катя тоже плакались о безответной любви и придумывали всякие гениальные способы решить проблему (как пример: Ходить на переменах мимо класса, где будет заниматься возлюбленный и «невзначай» упасть перед ним).

   А вот мне, после лета, влюбляться не хотелось, более того, я уже успела придумать для себя еще причины для ухода Димы - вспомнила, что я самая некрасивая, одежда у меня старая и страшная, и с парнями общаться я не умею, я ж на Катя. Вот так и ходила я с подругами, слушала их страдания, передавала записки кому надо и училась, пока Лена не докопалась до меня, что мол «не пора ли и тебе влюбиться, а то и поговорить с тобой не о чем». Внезапно за пару дней я, испугавшись, что останусь без подруг, я начала изображать влюбленность в Сашу из 11-ого класса, который был одним из популярных в школе.

   И на фоне всего этого я разбиралась с семейными странностями. Как-то раз мой брат в чем-то провинился, мама назначила ему сколько-то ударов ремнем, но ремня не нашла и сказала: «Ах вы гады, прячете? Ну значит будет веревка» и приказала брату лечь на пол. Тут мне порвало шаблон, т.е. мало того, что бьет (а в 13 я уже поняла, что ТАК НЕЛЬЗЯ), так еще и МЕРУ наказания меняет и я сказала ей «отстань от него». Ну и огребла ударом веревкой по руке, поскольку пыталась закрыть лицо. Смелости поубавилось, я закричала что-то про то, что веревка никогда не помогает учиться, что мама-больно-перестань... и тут встал с пола мой герой-брат со словами «а её за что?», а она швырнула его на пол со словами «сейчас разберусь с вами» и давай его остервенело хлестать куда придется. У меня в тот момент голову как туманом окутало, я заплакала, легла рядом с ним [!!!] и крикнула «давай бей, если хочешь, чтобы мы тебя ненавидели», боли я почти не чуствовала, не знаю почему. А брат нас спас, крикнув, что уже её ненавидит. Мама остановилась, заплакала и ушла на кухню, а мы с братом сидели в шоке, он даже не плакал.Так в нашем доме сократилось количество наказаний.

   Еще через какое-то время папа купил себе новый телефон и отдал мне свой сименс А35, и я стала СМСиться с подругами и как-то в этот момент зашла мама и сказала «пойдем на собрание», я ответила, что не пойду. Мы ругались и она выставила меня за дверь, сказав, что либо я с Богом, либо я не ее дочь [!!!]. И я пошла гулять, пытаясь придумать? где переночевать [!!!] и тут я встретила того Сашу, в которого якобы влюблена, гуляющего с друзьями. Мы поздоровались и меня позвали гулять с ними. В этой то компании меня и встретила мама возвращающаяся с собрания, отпинала [!!!] и потащила домой. Я плакала чувствуя, что меня унизили при сверстниках и брела за ней, по дороге рассказывая, что она не заставит меня поверить в этого бога, что наука кажется правдивее, что раз выгнала [!!!] - нечего обратно загонять. Дома разговор продолжился, но меня поддержал брат, и в коем-то веке папа вступился за нас услышав этот протест.

   Больше ни я, ни мой брат на собраниях не были [!!!]. Но проблем с мировосприятием было потом еще очень много [!!!] и даже сейчас не все из них удалось решить.
________________
__________

Из комментов автора в обсуждении – про отца:

  Наказывать мог и он тоже, просто это происходило реже. Да и он работал допоздна - многое не видел.

______________________

О возрасте автора поста (из комментов):

«Сейчас мне 22 года».


________________________


Комментарий

Как думаете, СИ, "истина" как именно влияла на эту мать-СИ? Мне ещё надо что-то тут комментировать?

   Ну ладно, вот вам иллюстрация про Афганистан, одну из школ с религиозным воспитанием. Фото иностранного корреспондента.


 Я хочу поблагодарить одного Свидетеля Иеговы, который прислал мне ссылку на данный материал. Это показывает, что не все СИ - "отмороженные" и "абсолютные фанатики".


 #jw_org, #свидетели_Иеговы, #БлогЯковлеваJW

6 комментариев:

  1. Наказания в том доме практиковали и до "истины". Думаю, что секта СИ тут ни при чём.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А "истина" как повлияла на мать? Она стала лучше? Или просто стала лупить "за истину"?

      Я написал, что ОСБ ПОДДЕРЖИВАЛО и ПОДДЕРЖИВАЕТ подобные методы - однозначно.

      Достаточно почитать старые публикации, в том числе на инглише.

      Удалить
  2. То, что ОСБ поддерживает, это я знаю, но я никогда не связывал это с "истиной", наоборот, в нашей местности и старейшины, и райнады говорили, что не нужно заставлять детей ходить на встречи собрания.
    У нас если и наказывали, то за другое, без фанатизма, по крайней мере я не слышал.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Фанатичные родители очень даже давят на детей и подростков. Тут все зависит от степени фанатизма. Но то, что ОСБ поощряет родителей своих детей "тянуть в истину" - это однозначно.
      Причем очень конкретно промывает мозги на этот счет постоянно.

      Удалить
  3. Я более 10 лет была СИ. У нас в собрании была такая семья. Отец - казначей (ответственный за пожертвования), мать пионер - дети - дочка и сын. Отец был инвалидом, передвигался с помощью двух тростей. Если трости были новые, то дети "приболели". Дочка сама показывала нам удары от этих тростей - пока не сломает, не успокоится. А еще любимое наказание - в подвал с ледяной водой. Все знали ,но молчали. Старейшины сами запрещали что-то говорить, ведь это "портит репутацию собрания"

    ОтветитьУдалить