Чтение

Чтение

среда, 2 апреля 2014 г.

Отношение организации Свидетелей Иеговы к своим членам.

 Процитирую интересный отрывок из поста Анатолия Ададурова, о котором я уже упоминал. Он стал Свидетелем Иеговы ещё в 1961 году, в возрасте 11 лет, ещё во времена СССР. Он перенёс "за веру" множество преследований, был в организации около полувека, пока за критическую книгу его оттуда не выгнали. Анатолий явно одаренный человек, хотя во многом его сознание находится под влиянием идей, которые он приобрел ещё в детстве. Но многие вещи он уже "видит", прозрел, хотя и частично. И пишет о них. О его книге "Тетраграмматон - знак Божьей любви" я уже упоминал. И обязательно почитайте "Приложение" (как его лишали общения за эту книгу, скачать также можно по предыдущей ссылке) Вот отрывок из блога:

…Средства массовой информации рассказывают о жутком случае, как в Подмосковье мать выбросила с пятнадцатого этажа двоих малолетних детей. Ужас, кошмар! Даже люди совершенно далекие от каких-либо духовных вопросов невольно произносят: «Это уже – сам сатана»…

… В Донецке, на прошлом конгрессе Свидетелей Иеговы, прямо на стадионе, умерла член организации Антонина Шамрицкая. Она когда-то была в моем собрании. Искренний, глубоко верующий человек, праведница.

  Между этими разными событиями есть нечто общее. И в первом, и во втором случаях смерть к детям пришла от их матерей. Если в Подмосковье детей погубила буквальная мать, то в Донецке духовная мать буквально убила свое духовное чадо.

  Смертные случаи на конгрессах свидетелей Иеговы являются делом обыденным. Редко какой большой конгресс проходит без того, чтобы на нем кто-то не умер. Руководство организации свидетелей на такие факты вообще не обращает никакого внимания. Помню, однажды после конгресса в том же Донецке «надзиратель» медицинской службы конгресса сообщил, что во время конгресса умерло два человека.

  Находившиеся в комнате члены комитета страны, услышав это, как говорится, и бровью не повели. Вообще никак не отреагировали. Когда я спросил: «Предусмотрена ли со стороны религиозной организации какая-либо помощь родственникам и близким умерших на конгрессе членов организации?»,- «братья» отрезали: «Это их личное дело…»

  О том, что в религиозной организации жизнь отдельного человека не имеет никакого значения, говорится много. Но далеко не все знают, как на самом деле жестока организация к своим адептам. От тебя, если ты принадлежишь к организации, требуется все. Но ты от организации не получишь ничего.

  Широко известны случаи, как на «теократических» стройках, от братьев, бесплатно работавших на них, требовались расписки, что, в случае какой-либо травмы или физического повреждения на этой стройке, получивший травму не будет иметь никаких претензий к организации. Более циничного подхода трудно себе представить. Точно, по известному анекдоту: «…пиши расписку: так, мол, и так, если что – сам дурак…»

  Вот и регулярные публичные, массовые собрания свидетелей Иеговы, именуемые «конгрессами», откровенно демонстрируют полное пренебрежение руководством организации здоровьем и даже жизнями своих подчиненных. Тысячи и тысячи людей сгоняются на стадионы. Идут все – молодые и здоровые, старые и больные, дети, инвалиды, парализованные колясочники. Все выходят на жару и днями сидят под палящим солнцем. Или – под проливным дождем, под мокрым снегом, под пронизывающим холодом и ветрами. Комфортная погода случается редко.

  Сидят и томятся, поглядывая в программки, сколько еще до перерыва, или до «песни», когда можно будет хоть немного постоять, размяться. А докладчики – докладывают. Точно, как у Пушкина: «Полупоэт на лире бряцал. Народ толпой непросвещенной бессмысленно ему внимал». Только здесь не «полупоэт», а полуоратор. Качество докладов на конгрессах просто ужасное, как по содержанию, так и по форме, особенно в провинции. «Духовная пища» явно не свежая, сто раз разбавленная, перекипяченная… Она уже никому не лезет…

 …Конгресс в г.Белореченске, Краснодарского края. Через три ряда сидений ниже от нас человек упал головой на колени своей жены, задергался. Она закричала: «Врача! Врача!» Минут через пять пришел некто в белом халате. Человека положили на лавку, подняли ему ноги. Врач  ушел. Еще через несколько минут появились двое с носилками и унесли человека… Сидевшие рядом никак не отреагировали. Ничто не изменилось. Из громкоговорителей по-прежнему звучал доклад.

  Немного позднее я спросил знакомого «распорядителя»: «Что с ним?..» «Умер»,- ответил парень. «Да он всего месяц, как после инфаркта…»
Какая же сила могла заставить человека, месяц назад перенесшего инфаркт, приехать на этот стадион, и два дня сидеть под испепеляющим Кубанским солнцем? В третий день он умер. Почему его не остановила жена, которая теперь горько плакала? Кто убил этого верующего человека? Кто ответит за его смерть?

  Для религиозной организации главное – доходы, пожертвования, которые она получит на этих конгрессах. Деньги превыше всего. Люди не значат ничего. Раздав на конгрессе какую-нибудь очередную мини-книжку или брошюрку, себестоимость производства которой для организации составляет ровно три копейки за тонну, она собирает от «благодарных за предоставленную духовную пищу» громадные деньги, ради которых все и затевалось.

  Регулярные конгрессы – это человеческое изобретение религиозной организации свидетелей Иеговы. В Новозаветных Писаниях для них нет никакого подтверждения. Есть лишь параграф древнего Моисеева закона, которым Израильтянам предписывалось: «Три раза в году являйся пред лице Мое…» Организация свидетелей именно этот пункт Моисеева закона взяла за основание для своих конгрессов, что, на самом деле является самым настоящим извращением смысла и духа Библии. Христос, как известно, исполнил закон Моисея, пригвоздив ко кресту его формальные церемонии.

Отсюда

___________________________________________________________________

Вот отрывок из Приложения (но это не всё Приложение):

  "Видимо, мне, как говорится «на роду написано» быть «инакомыслящим» и страдать за это. Когда-то мне, как диссиденту удалось благополучно выскользнуть из лап коммунистических идеологов. А сейчас – не удалось. У религиозных вождей жестокость и хватка посильней, чем даже у андроповских гебистов. Увы, таково положение не только в государственной церкви, но, практически во всех религиозных течениях.

  Христианство, учение Христа, Евангелие – их интересуют лишь настолько, насколько они могут служить их интересам, их власти и привилегиям. Я же всю жизнь стараюсь проповедовать христианство Евангельского образца, стараюсь понимать учение Христа так, как его понимали Апостолы. Отсюда – мои пожизненные проблемы. Но я за них искренне благодарю Бога.

  Вот краткий «отчет» о том, какова была официальная реакция официальной Организации Свидетелей на книгу «Тетраграмматон – знак Божьей любви», и как Организация осудила меня за нее:

  С самого начала, приступая к работе над книгой, я молил Господа о том, чтобы мне удалось провести эту работу тихо, незаметно, чтобы никто ничего не заподозрил о том, что я что-то пишу, и чтобы никто ничего не пронюхал. Слава Богу, мне удалось именно так и сделать. Даже мои близкие ничего не поняли, и прочитали книгу одними из последних. Теперь они, в принципе, благодарны мне за то, что я избавил их от пыток старейшин, от обвинений в соучастии, и от необходимости закладывать меня. В моем собрании также узнали о книге одними из последних. И узнали из Филиала. Старейшинам был телефонный звонок, в котором они получили нагоняй за то, что просмотрели выход книги. «Что это у вас там творится? Вы куда смотрите? Везде об этом уже идет шум, а вы ничего не знаете?!» Они сразу «наехали» на мою жену: «Почему не сообщила, что он пишет книгу?» А она: «Какую книгу? Я не знала, что он пишет книгу…»


  Хочу сказать, что немного, наверное, есть книг или статей так откровенно говорящих о недостатках Организации и написанных действующим Свидетелем Иеговы. Большой проблемой для религиозных чиновников стало именно то, что я – действующий Свидетель Иеговы. Если бы я был исключенным или отрекшимся,- не было бы никаких проблем. А здесь,- Организации пришлось применять именно репрессивные меры и именно против инакомыслящего. Теперь она не сможет сказать, что не преследует за убеждения и не карает тех, которые задают ей вопросы по существу, как она всегда говорит в обращении с внешними людьми и с официальными органами государств. Хитрая, изворотливая, лукавая правящая верхушка Организации была вынуждена приподнять свою овечью маску и показать свои настоящие зубы и когти.

  Меня стали усиленно «приглашать» на комитет «к братьям». Некоторое время мне удавалось избегать встречи с «братьями» Но затем, видя, что дело непременно идет к расправе, я написал на имя старейшин письмо, в котором указал, что вопросы, поднятые в книге «Тетраграмматон…» могут быть решены только руководством Организации, и поэтому, писал я, прошу это дело направить в Общество. Я свое письмо сформулировал таким образом, что старейшины были вынуждены исполнить мою просьбу. Моей целью было получить официальную реакцию Организации на мою книгу. И я получил ее. Религиозным чиновникам не удалось это дело спустить на тормозах. Организации пришлось снизойти ко мне.

  Ко мне прибыл районный надзиратель с помощником имея специальные разъяснения и письмо из Филиала по поводу моей книги. Разговор начался с похвалы в мой адрес. «Ты принял крещение,- говорил районный,- когда нас еще и в проекте не было. Ты столько пострадал. Ты столько сделал. Ты так хорошо, верно отстаиваешь Библейские учения. И ты написал книгу. Вот, по поводу книги у нас к тебе есть несколько вопросов».

  Первый вопрос был такой: «У тебя возникли определенные сомнения относительно Организации; у тебя возникли вопросы. Почему за разъяснениями не обратился в Филиал, в Руководящий совет, как это сделали в первом веке? Почему начал писать книгу и опубликовал ее?»
Я отвечал, что ответ на этот вопрос имеется в конце первой главы моей книги, где сказано, что Свидетели Иеговы не живут за каменными стенами монастырей и т.д. Они сказали, что помнят это место. И сказали:«Понятно».

  Второй вопрос был относительно ООН. «Почему опубликовал, что Организация была в ООН? Зачем это опубликовал? Теперь все русскоговорящие будут это знать. От кого узнал, что Организация была в ООН, от отступников?» «Нет, от братьев». Районный продолжает: «Да, Организация была в ООН. Но она вступила туда ради доступа в библиотеку. Потом правила в ООН изменились, и Организация сразу вышла из нее. И это не было нарушением христианского нейтралитета. Например, продолжал он, если бы ты сейчас пошел в КГБ и официально запросил бы там свое дело, по которому тебя судили, разве это было бы нарушением христианского нейтралитета с твоей стороны?»

  Я отвечал, что, если бы я сейчас пошел в КГБ, или в ФСБ и запросил там свое дело, и если бы мне его предоставили без каких-либо условий, это, конечно, не было бы нарушением христианского нейтралитета. Но, если бы мне сказали, что я, для того, чтобы получить доступ к архиву и к своему делу, сначала должен стать нештатным сотрудником ФСБ, вот тогда это было бы нарушением христианского нейтралитета. А относительно ООН Организация поступила именно так». Районный: «Вопрос снимается».

  Вопрос-претензия: «Ты опубликовал книгу на сайте отступника!». Ответ: «Я не знаю и не отвечаю за его нынешнее духовное состояние. И у меня нет с ним связи. Но когда я публиковал книгу, это был действующий Свидетель Иеговы». Районный: «Да? Мы уточним».

  Вопрос-обвинение: «Твою книгу могут использовать отступники для борьбы с Организацией». Ответ: «Есть одна книга, которую на протяжении веков антихрист и отступники используют для борьбы с истиной. И даже сам дьявол использовал ее, искушая Христа. Это – Библия. Что-же, теперь из-за этого не признавать Библию?» В ответ – молчание, пауза.

  Переход к следующему вопросу.
«Ты пишешь, что появилось новое мнение относительно 606-607 годов. Вот здесь (указывает на бумагу из Организации) содержатся полные разъяснения о том, что дата 606-607 года есть истинная».

  Ответ: «В книге я упомянул, что по этому поводу имеются различные точки зрения. Но для меня лично ни этот вопрос, ни вопрос о 1914 годе, ни о 144000 – не имеет никакого духовного значения. Мне абсолютно всеравно в каком именно году был разрушен Иерусалим. Для моего спасения это не имеет никакого значения». Районный: «Вопрос снимается».

  Следующий вопрос был о крови. «Почему в своих рассуждениях о крови цитируешь Библию? Какое имеешь право цитировать Библию?». Я молчу и ошарашено смотрю на них. Видимо, довольные произведенным эффектом они приводят цитату из моего рассуждения о крови, явно вырвав ее из контекста.

  В ответ я говорю: «Братья, прошу не забывать, что вы разговариваете именно с автором книги. Учитывайте это, когда приводите цитаты. Эту цитату ты привел, вырвав ее из контекста. Похоже, что ты главу о крови до конца не дочитал. Прочитай всю главу, и ты снимешь свой вопрос». Районный: «Хорошо,прочитаем».

  Следующий вопрос: «Почему вынес сор из избы? Почему все это опубликовал?» Ответ: «Потому, что именно так написана Библия. В ней не скрыта правда о том, что делали и как грешили Божьи служители».
Помощник районного: «Книга написана как бы двумя разными людьми. Один – хвалит нас, другой – ругает».

  Ответ: «Повторяю, книга написана, не будь громко сказано, по Библейскому образцу. И еще: книга так написана потому, что такова есть сама наша жизнь. Нас всех нужно и можно за что-то хвалить, а за что-то нужно ругать. Сегодня мы кого-то знаем, как примерного Христианина, а завтра можем услышать о нем такие факты, что у нас волос на голове поднимется». Районный: «Понятно».

  Вопрос: «Ты признаешь верного и благоразумного раба?» «Конечно! Кто же может отрицать верность Христу и благоразумие в служении Ему? Кроме того, благоразумный раб, это – власть, администрация. А христиане против власти не идут. Пусть Руководящий совет будет верным и благоразумным рабом, разве я против этого? Но и я лично, и все мы, наверное, не хотели бы оказаться в числе злых рабов. Не так ли?». Районный: «Да, мы не должны оказаться в числе злых рабов».
Вопрос: «Что дальше? Что ты думаешь делать дальше? Думаешь продолжать писать»? Я ответил, что относительно дальнейшей своей деятельности еще не принял окончательного решения. «Как будет угодно Богу».

  Мой вопрос районному: «Ты находишь в моей книге что-то полезное?» Районный: «Я, что, должен сейчас отвечать?» «Да». Длительная пауза, пристальный взгляд в мои глаза. Молчание. Я повторяю свой вопрос. Ответ: «Я не буду отвечать на этот вопрос».

  Я спросил: «Зачем была организована эта встреча?» Районный: «Мы думали, что брат Анатолий скажет, что некоторые вопросы он недопонимал. Вы меня научили. Спасибо вам, братья. Спасибо Организации. Теперь я внесу коррективы в некоторые абзацы своей книги…» Ответ: «Если вы на основании Писания покажете мне, в чем я ошибаюсь, я немедленно признаю свою ошибку, со всеми вытекающими последствиями. Но действовать вопреки Писанию я не могу, и вам не советую. Мне уже предлагали «чуть-чуть» изменить свою книгу, правда, в другую сторону. И тираж обещали, и гонорар…»

  Помощник районного: «Твоя книга может привести людей к преткновению». Ответ: «Есть Библейский принцип: Чего нет, того нельзя считать. Приведи хотябы один пример, чтобы моя книга кого-то привела к преткновению. А я приведу тебе массу примеров того, как моя книга помогла людям, как укрепила их веру в Бога, как помогла найти ответы на мучившие их вопросы, как избавила от приобретенной в Организации депрессии. У меня имеется целая стопа таких писем».

  Помощник районного: «Если бы книгу написал кто-то другой, кто угодно… Но ты, которого знают в других странах, который для многих является авторитетом, которого братья почитают, почему ты так написал? Зачем ты написал?» Ответ: «Чтобы помочь братьям. И ты сам видишь, что книга действительно помогает братьям».
Помощник: «Ну ладно, мы еще почитаем твою книгу». Обращаясь к районному: «Нужно посоветоваться …» Мне: «Если потребуется, мы сможем еще встретиться с тобой?» «Конечно».

  Так закончилась та встреча. Мы пожали друг другу руки и разошлись. Общий дух встречи оставил очень неприятный осадок.
Руководил встречей районный. Было сделано все, чтобы спровоцировать меня на гнев, на какое-то резкое высказывание. В мой адрес отпускались унизительные шутки. Однажды районный сравнил меня с матершинником, а содержание моей книги – с матершиной.
Благодарение Богу, мне удалось выдержать весь этот прессинг. Должен сказать, что по части прессингования, изворотливости, демагогии они были высококлассными специалистами, прошедшими основательную подготовку. Но они увидели и согласились, что имеют слабую духовную подготовку.

  С тяжелым чувством я покидал эту встречу. Мне никогда не нравилось быть победителем над братьями. Но и молчать было нельзя, ведь речь шла об истине Христовой.

  Могу сказать, что, пожалуй, сейчас я начинаю понимать, что означает Евангельское выражение «уловить в слове». Начинаю понимать, как вели себя фарисеи, когда старались уловить в слове Христа. Они отвергают все полностью. Не принимают во внимание ни одного положительного факта или момента, какими бы значительными или важными они ни были. Они вырывают из всего «текста» одно какое-либо слово и начинают обвинять. При этом они слышат только то, что говорят сами. Тебя они совершенно не слышат. Что бы ты ни говорил, какие бы ни привел аргументы, доказательства, подтверждения, засвидетельствованные факты,- они ничего не слышат, но, сделав паузу, продолжают говорить свое. Они в любом случае делают тебя виновным. Если ты не можешь ответить на какой-либо их вопрос, это будет доказательством твоей вины. Но если они не смогут тебе ответить, то это и будет поставлено тебе в вину.

  Через три дня мне позвонил наш «координатор» и сообщил, что со мной хочет встретиться районный надзиратель, и что через пол часа он будет у меня на работе. Действительно, ровно через пол часа ко мне на работу явился районный с другим «в галстуке» и спросил, не изменил ли я своего мнения и продолжаю ли придерживаться тех взглядов, которые изложил в своей книге? После моего утвердительного ответа, он сообщил, что в таком случае я не могу больше быть членом религиозной Организации, и что я приглашаюсь на правовой комитет, и предложил познакомиться с председателем этого комитета.

  Я отвечал, что в Организации слово «правовой» происходит не от слова «право и правда» а от слова «расправа». И зачем я буду идти на комитет, если ты мне сейчас сказал, что относительно меня решение уже принято? Я могу пойти на этот комитет только под конвоем. Он сказал, что решение будет принято и в мое отсутствие.

  Через день ко мне домой явились двое старейшин и сообщили, что я исключен из Организации, и что у меня есть семь дней для подачи апелляции. Но объявление в собрании о моем исключении было сделано через пять дней.

  Как я сейчас себя чувствую? Просто отлично! Я очень благодарен всем братьям и сестрам, которые заботятся обо мне и хотят поддержать, утешить меня. Но – меня в этом случае не в чем утешать. Я ничего не потерял, а наоборот, многое приобрел. Значит, Господь предначертал мне именно такой путь. 48 лет я был в Организации Свидетелей Иеговы, и – остался христианином! Это – чудо и прямое исполнение слов Господа Христа: «Никто не может похитить их из руки Отца Моего» (Иоан. 19:29). Слава Ему за все!
"

 Переход к Оглавлению блога в один клик (жми).

Комментариев нет:

Отправить комментарий